Президент 13.02.2016 Автор: admin 490 0

Как изменилась политика России после речи Путина в Мюнхене

Как изменилась политика России после речи Путина в Мюнхене
Фото: kremlin

С тех пор, как девять лет назад Владимир Путин выступил с речью на Мюнхенской конференции по безопасности, Россия стала действовать на международной арене намного активнее, считают политологи.

Речь президента России Владимира Путина, произнесенная девять лет назад на Мюнхенской конференции, остается одной их основ российской внешней политики и политики в сфере безопасности, считают эксперты.

С тех пор в международных делах произошло многое: сменялись режимы в разных странах, появлялись новые острейшие региональные кризисы, Россия и Запад то налаживали отношения, то резко расходились.

По мнению экспертов, главное отличие сегодняшней ситуации в том, что Россия стала действовать на международной арене намного более активно.

«За эти годы, скажем, с 2007 до 2014, Россия от слов перешла к действиям», — считает директор московского центра Карнеги Дмитрий Тренин.

«Мы находимся на совершенно новом этапе. Это очень интересный, но и очень опасный этап», — добавил он.

Вчерашний однополярный мир

Российский президент начал свою речь в Мюнхене с темы современной модели международных отношений. Он подчеркнул, что однополярный мир не только неприемлем, но и вообще невозможен. При этом очевидно, что когда речь шла об однополярной модели, имелось в виду попытки США удержать свое доминирование.

«Отдельные нормы, да, по сути — чуть ли не вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере навязывается другим государствам. Ну, кому это понравится?» — возмущался Путин в Мюнхене.

За прошедшие с того времени годы, стало ясно, что однополярный мир, если он когда-то и был, сошел на нет.

«Это проблема вчерашнего дня. Я считаю, что однополярный мир существовал, но он себя изжил в силу объективных причин», — уверен директор Института стратегических оценок Сергей Ознобищев.

По его словам, первое свидетельство этого поступило еще до мюнхенской речи Путина — операция в Ираке в 2003 году продемонстрировала, что США сами по себе неспособны решать проблемы глобального характера.

«Феномен однополярного мира, безусловно, существовал, но сейчас его уже нет в силу определенных ограничений, существующих в мире. Именно эти ограничения подталкивают и Вашингтон к сотрудничеству с Москвой, и Москву к сотрудничеству с Вашингтоном: в одиночку, как бы мы ни старались, и что бы мы из себя ни представляли, мы не способны справиться с глобальными вызовами и угрозами современности», — заключил Ознобищев.

Эпоха отчуждения?

Несмотря на критику США, по мнению экспертов, ссориться со Штатами российский президент совсем не хотел.

«Он тогда на самом деле предложил серьезный разговор, серьезную перестройку отношений России с Западом. Такой перестройки не последовало, хотя была попытка знаменитой «перезагрузки» отношений РФ и Соединенных Штатов, было партнерство в области модернизации. Но ни то, ни другое серьезных стратегических целей не достигло», — отметил Тренин.

В результате, по его словам, с недавнего времени Россия перешла от критики однополярного мира к действиям.

«Это борьба в полном смысле этого слова против глобального доминирования США. Она будет продолжаться какое-то время: мы вступили в эпоху конфронтации Москвы и Вашингтона, эпоху отчуждения», — считает эксперт.

В свою очередь, руководитель Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН Владимир Батюк подчеркнул, что Россия действует так не из каких-то соображений идеологического порядка.

«Мир, в котором безраздельно доминируют США, не соответствует национальным интересам РФ, поэтому Россия этому противостоит. По всей видимости, это всерьез и надолго», — полагает он.

По мнению Батюка, такая позиция России уже привела к результатам — Вашингтон все реже игнорирует мнение Москвы.

«Сейчас в Вашингтоне склонны гораздо более внимательно относиться к заявлениям Москвы по вопросам международной политики», — отметил он.

Терроризм: несовпадение взглядов

В последнее время — в свете событий в Сирии, Ираке, укрепления террористических организаций, таких как «Исламское государство» (запрещена в РФ) — все очевиднее становится необходимость максимально широкого сотрудничества по антитеррору.

«Появились принципиально новые угрозы, которые и раньше были известны, но сегодня приобретают глобальный характер, такие, как терроризм. Убежден, мы подошли к тому рубежному моменту, когда должны серьезно задуматься над всей архитектурой глобальной безопасности» — говорил Путин.

Почему же не удалось начать бороться с терроризмом совместно еще тогда, в 2007 году? Проблема, видимо, в том, что очень сложно, если вообще возможно, найти какое-то общее определение терроризма, прийти к общему мнению, кто террорист, а кто — нет. И сегодня это остается препятствием для сотрудничества.

«Люди вешают ярлык террористов на те отряды боевиков, условно говоря, которые для них являются проблемными. Иногда интересы совпадают. «Аль-Каида» является проблемой для целого ряда стран, включая Россию и Соединенные Штаты, запрещенное в РФ «Исламское государство» также проблема и для России, и для США, и для очень многих других стран. Здесь — согласны. А вот огромное количество организаций в Сирии, которые Россия рассматривает как террористические, на Западе рассматриваются как умеренная оппозиция (президенту САР Башару) Асаду», — подтвердил Тренин.

Мирно не получилось

Связанная с предыдущей проблема — использование военной силы для разрешения кризисов. Еще в 2007 году Путин обратил внимание на то, что некоторые страны легко идут на участие в военных операциях, которые трудно назвать легитимными.

В то же время он признал, что смотреть безучастно на различные внутренние конфликты, на действия авторитарных режимов, распространение ОМУ нельзя. Но при этом президент высказал мнение, что таким угрозам можно противостоять и мирно.

«Ведь произошел же мирный переход к демократии в нашей стране? Ведь состоялась же мирная трансформация советского режима — мирная трансформация! И какого режима! С каким количеством оружия, в том числе ядерного оружия! Почему же сейчас, при каждом удобном случае нужно бомбить и стрелять?», — отметил российский президент.

За прошедшие годы, выяснилось, что все-таки одними мирными намерениями многие проблемы не решить. И Россия сама приняла решение действовать силовым образом в тех случаях, когда это с точки зрения российского руководства оправданно.

«Сразу после мюнхенской речи последовал конфликт с Грузией. Россия впервые применила силу — в ответ, конечно, — против другого государства на территории бывшего Советского Союза. Сейчас Россия применяет силу в Сирии», — напомнил Тренин.

По его словам, Россия за годы, которые прошли с мюнхенской речи Путина, обновила свои неядерные вооруженные силы, и сегодня они являются вполне эффективным инструментом российской внешней политики.

«То, чего не было в предшествующие 15 лет с развала Советского Союза до 2007 года. Тогда у России были довольно слабые обычные вооруженные силы, сейчас они стали достаточно эффективными и, очевидно, станут еще более эффективными в ближайшие годы, что бы ни происходило в экономике. Так что Россия также применяет силу, она включилась в ту схватку, если хотите, борьбу, то, что называется, по полной», — считает эксперт.

НАТО: много чего было

Заметное место в выступлении российского президента занял вопрос отношений России и НАТО. Путин, в частности, высказал мнение о том, что процесс натовского расширения не имеет никакого отношения к модернизации самого альянса или к обеспечению безопасности в Европе.

«Это серьезно провоцирующий фактор, снижающий уровень взаимного доверия. И у нас есть справедливое право откровенно спросить — против кого это расширение? И что стало с теми заверениями, которые давались западными партнерами после роспуска Варшавского договора? Где теперь эти заявления? О них даже никто не помнит», — отметил он.

С тех пор ситуация осложнилась еще больше. «Отношения только ухудшились. В 2007 году у нас все-таки работал Совет Россия-НАТО, взаимодействовали 19 рабочих групп, учения проводили по моделированию противоракетной обороны, по спасанию, занимались вопросами оперативной совместимости. Да много чего у нас было», — подчеркнул председатель совета ПИР-Центра, экс-начальник международно-договорного управления Минобороны генерал-лейтенант Евгений Бужинский.

Сейчас, после событий вокруг Южной Осетии и Абхазии, начала конфликта на Украине, о сотрудничестве говорить не приходится. Более того, НАТО постоянно анонсирует планы дальнейшего расширения на восток, увеличению бюджетов на «сдерживание России».

«НАТО как организация нас особо не беспокоит, но нас беспокоит приближение военной инфраструктуры к нашим границам. Ведь как только вступает какая-то страна, то сразу начинается модернизация инфраструктуры под натовские стандарты: аэродромы, порты, командные пункты, линии связи», — отметил в связи с этим Бужинский.

«Естественно, это нас беспокоит, потому что чем ближе к нашим границам все это, тем меньше подлетное время. Вот что нас тревожит. Не само расширение или просто что, например, Польша или еще кто-то стал членом НАТО», — сказал он.

РИА Новости

comments powered by HyperComments

скачать dle 10.2 Форекс опционы

Теги:
Популярные новости
Новые статьи